Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Названы политические выгоды Эрдогана от украинского кризиса: от Швеции до Сирии

Балансирующий между Западом и Россией президент Турции подсчитывает профит

В Мадриде открывается саммит НАТО – но еще до его начала стало ясно, кому отведена роль главного «анфан террибля» этого мероприятия. Реджеп Тайип Эрдоган ставит труднопреодолимые препятствия на пути Швеции и Финляндии в альянс и упорно отказывается присоединяться к антироссийским санкциям. Какие выгоды надеется получить на фоне украинского кризиса президент Турции – попробуем разобраться.

Фото: AP

«Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган превращает кризисы в возможности — это его образ действий, – отмечают авторы публикации в издании National Interest Гёнюль Толь и Альпер Джошкун. – Кризис вокруг Украины — лишь последний пример».

После первоначального шока от начала украинского конфликта, поставившего на какое-то время Турцию в неудобное положение, когда Анкара нее вполне представляла,, как ей удержаться между двумя стульями, Эрдоган, похоже, наслаждается новой геополитической реальностью, умело балансируя между Россией и Западом.

Турецкий президент старается по максимуму извлечь для себя выгоды как на внешнеполитическом, так и на внутреннем направлениях. Вся история с выстраиванием турками препятствий на пути Швеции и Финляндии в НАТО вполне укладывается в этот контекст.

Позиция Анкары здесь практически неуязвимая – если Стокгольм и Хельсинки пойдут на уступки, отказавшись от поддержки курдских группировок, это будет выгодно Эрдогану с какой стороны на это не посмотри. Это сыграет в пользу ситуации с безопасностью в самой Турции и на ее границах, усилит имидж турецкого президента как жесткого политика, умеющего заставить западные страны поступать по его хотению.

Даже если шведы и финны откажутся выполнять турецкие требования, то здесь у Эрдогана возникает просторное поле для торгов по самым разным вопросам, где он сумеет выбить не только от рвущихся в НАТО скандинавов, но и от тех же США массу преференций. А в конечном счете Анкара даст себя уговорить – и уж наверняка за счет многочисленных для себя выгод.

Например, Эрдоган может выторговать себе от западных союзников уступки в сфере оборонных закупок. Ведь после турецкой военной интервенции на севере Сирии в 2019 году ряд стран Евросоюза, включая Швецию и Финляндию, приостановили экспорт оружия в Турцию. А еще ранее США решили заблокировать продажу туркам боевых самолетов F-35 в качестве санкций за приобретение С-400 российского производства. С тех пор Турция запросила закупку 40 новых истребителей F-16 и десятков комплектов модернизации для своего существующего авиапарка. Но члены американского Конгресса давят на администрацию Байдена, чтобы предотвратить эту сделку.

Так что снятие ограничений на военные поставки может стать ценой, которую Анкара не прочь была бы получить в обмен на «зеленый свет» для шведов и финнов в НАТО.

Возможно, с учетом того, что Россия сосредоточена сейчас на украинском конфликте, Эрдоган решит действовать жестче в Сирии (недавно сообщалось о планах новой военной операции против курдских группировок). Это нужно ему не только для того, чтобы подорвать силы тех организаций, которые в Анкаре числят по разряду «террористических». В планах руководства Турции значится и создание по ту сторону границы с Сирией безопасной зоны, в которой можно было бы разместить хотя бы часть из 3,6 млн сирийских беженцев, проживающих в Турции.

И здесь турецкому президенту хотелось бы заручиться если и не поддержкой, то молчанием Запада во главе с США, которые поддерживают силы сирийских курдов.

Вообще с началом конфликта на Украине геополитический вес Турции заметно вырос – тому способствовала и ключевая роль этой страны в Черноморском регионе и попытки поддерживать отношения как с Москвой, так и с Киевом, предлагая вдобавок себя в роли медиатора.

«Дипломатическая изоляция Турции была в центре внимания в последние годы, — пишет Al-Monitor, — но сегодня Анкаре не хватает только красной ковровой дорожки, когда поток иностранных высокопоставленных лиц стучится в ее дверь».

Запад, признавая важность Турции в условиях украинского кризиса, вынужден подзакрывать глаза на прошлые острые противоречия с Анкарой по целому ряду вопросов – от вторжения турецких войск в Северную Сирию до покупки российской системы противоракетной обороны С-400.

Отказываясь присоединяться к санкционному давлению Запада против России, Анкара в то же время продает Украине боевые беспилотники, а также воспользовалась своим правом, предусмотренным статьей 19 Конвенции Монтрё 1936 года, и закрыла проливы Босфор и Дарданеллы для российских военных кораблей. Эти шаги, а также закрытие воздушного пространства для российских самолетов, направляющихся в Сирию, вызвали одобрение в западных столицах.

Не в меньшей степени вес Турции увеличился и после того, как Анкара стала играть роль посредника в одном из самых больных вопросах нынешнего кризиса, предлагая помощь в разминировании акватории близ украинских портов для вывоза зерна и прочей сельхозпродукции, чтобы избежать крупного глобального продовольственного кризиса. И здесь выгода обещает быть как минимум двойной. И имиджевая – Эрдоган со товарищи выступят в роли спасителей всего мира от призрака глобального голода. И вполне ощутимая, материальная выгода. За свои посреднические услуги по организации экспорта зерновых из украинских морских портов, Турция добилась от Киева согласия предоставить 25% скидки на покупку зерна.

Не надо забывать про внутренние факторы, которые беспокоят Эрдогана. В 2023 году Турцию ждут новые выборы. Турецкий президент и его правящая Партия справедливости и развития (ПСР) рискуют столкнуться с более, чем прежде сплоченной и решительно настроенной оппозицией. Экономическая нестабильность в Турции только усилилась с тех пор, как Эрдоган взял на себя широкие исполнительные полномочия в 2018 году. Инфляция взлетела до 54,4% в феврале – то есть еще до начала событий на Украине. Впервые за многие годы турецкие социологи показывают неуклонное снижение поддержки ПСР. На выборах в июне 2018 года доля голосов в пользу ПСР составила 42,56%; сейчас она колеблется в опросах между 25-35%. Но украинский конфликт привнес в ряды правящей партии вновь обретенный оптимизм.

Да, ситуация в стране, которую, конечно же, затронули негативные последствия глобального геополитического кризиса, где растет недовольство, может сыграть против планов турецкого президента сохранить и усилить свою власть. Но игра в том числе на националистических настроениях Эрдогану способна помочь – здесь в плюс идет все тот же имидж человека, который цепко держит все НАТО за деликатные места и требует от североевропейских стран выполнить требования, которые ставят под сомнение их суверенитет и приверженность демократическим принципам.

Никто не может отрицать, что украинский конфликт дорого обойдется Турции, поскольку он приведет к потерям доходов от туризма до сельского хозяйства, пишет колумнистка Al-Monitor Пинар Тремблай: «Однако элиты ПСР также видят в нем ниспосланную Богом возможность победить на выборах 2023 года».

Источник www.mk.ru

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

одиннадцать + девять =