Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Путин прилетел в Таджикистан из-за афганской проблемы

«Кабул под руководством талибов стал более опасен для регионов Центральной Азии»

Во вторник, 28 июня, президент России Владимир Путин прилетел в Тажикистан с двухдневным рабочим визитом. В ходе переговоров с лидером страны Эмомали Рахмоном будет рассмотрена актуальная повестка дня российско-таджикистанских отношений и вопросы их дальнейшего развития. Стороны планируют обсудить меры по обеспечению пограничной безопасности Таджикистана. Эксперты оценили, насколько большую угрозу центральноазиатским странам представляют афганские соседи.

Фото: kremlin.ru

Ранее помощник президента Юрий Ушаков сообщил, что особое внимание в ходе визита Владимира Путина в Таджикистан, который пройдет с 28 по 29 июня, будет уделено ситуации в Афганистане. Он подчеркнул, что для Душанбе это главная проблема.

«С учетом складывающейся непростой обстановки в этой стране планируется обсудить совместные меры по обеспечению пограничной безопасности Таджикистана, предотвращения инфильтрации радикалов с афганской территории и вопросам оборонного строительства», – заявил Ушаков.

Помощник президента отметил, что Москва и Душанбе предпринимают «энергичные усилия» по борьбе с исходящими из Афганистана терроризмом и наркоугрозой. Он также добавил, что Россия помогает Таджикистану в военной сфере, в частности, участвует в модернизации армии республики.

«Еще до падения Кабула в прошлом году в регионе наметилось два тренда по афганской проблематике, – комментирует «МК» директор Центра изучения современного Афганистана Омар Нессар. – Первый подход связан с надеждой на реализацию тех амбициозных трансафганских и прочих экономических проектов, которые могут превратить Афганистан в связующий мост между Центральной Азией и Южной Азией. Это, разумеется, отвечает интересам большинства его соседей, поэтому они стремятся наладить отношения с нынешними властями страны. Вместе с тем неопределённость в этом вопросе все еще сохраняется. Нет уверенности в том, что стабильность достигнет уровня, позволяющего реализовать эти проекты».

По словам эксперта, второй подход заключается в существовании рисков и вызовов в сфере безопасности. Некоторые страны региона надеются больше не на реализацию экономических проектов, а думают о том, как защититься от возможного роста напряженности.

«Таджикистан, в отличие от ряда других центральноазиатских стран, можно как раз отнести ко второй группе, – продолжает политолог. – Душанбе больше опасается вызовов, которые могут исходить из территории Афганистана. «Талибан» (запрещенная в РФ террористическая организация), к сожалению, до сих пор не продемонстрировал в международном сообществе признаков того, что он борется с террористическими организациями. Более того, есть сведения, что на территории страны находятся их представители, и талибы продолжают с ними сотрудничать».

Россия, с точки зрения эксперта, балансирует между двумя этими подходами. Она разделяет мнение и озабоченность Таджикистана, но в то же время сотрудничает с другими игроками, которые пытаются получить экономическую выгоду от Афганистана.

«Думаю, что и Россия ожидает от талибов каких-то практических действий, – отметил Омар Нессар. – Москва хочет, чтобы представители движения все-таки пошли на уступки и продемонстрировали международному сообществу и региональным странам, в частности, что они дистанцируются от террористических организаций. Пока этого не будет сделано, вряд ли можно ждать от РФ каких-то реальных шагов по сближению позиций».

В свою очередь, руководитель Центра изучения афганской политики Андрей Серенко полагает, что Афганистан под руководством талибов стал более опасен для регионов Центральной Азии, чем он был до их прихода. И одной из первых стран, где эта агрессия может проявиться, является как раз Таджикистан.

«Есть несколько нюансов, которые позволяют так говорить, – подчеркнул политолог. – Во-первых, талибы не являются эффективными управленцами. Они так и не смогли создать более ли менее полноценное государственное управление, которое бы позволяло обеспечить социальные условия для стабильности Афганистана. Кроме того, 90% населения находится в нищете, больше половины недоедают. 

Отсутствие работы, развальная система здравоохранения и социальной политики – все эти факторы свидетельствуют о том, что сегодня страна движется по инерции от той точки краха, которая была почти 10 месяцев назад. На этом остаточном инерционном движении Афганистан сейчас и существует. Оно постепенно затухает, поэтому деградация всей социально-политической и государственной системы стремительно нарастает.

Люди, живущие в том же Кабуле, пытаются всеми способами покинуть страну, потому просто не видят никакого просвета. Талибы не в состоянии наладить государственное управление, экономику, создать условия для какого-то сносного существования людей. Поэтому рано или поздно ситуация закончится социальным взрывом”.

В стране также активно вербуют молодежь и людей, которым просто не на что жить, в джихадистские организации, сообщил эксперт. Делают это не только талибы, которые, кстати, платят не самую большую зарплату своим боевикам, но и сторонники «Исламского государства» (ИГ – запрещенная в РФ террористическая организация) и «Аль-Каиды» (запрещенная в РФ террористическая организация).

«Весь этот гремучий сосуд создает потенциальную угрозу для соседних стран, – указал Андрей Серенко. – Ожили ИГ, «Аль-Каида», «Исламское движение Узбекистана» (террористическая организация, запрещенная на территории РФ) и т.д. На самом деле сегодня Афганистан – «супермаркет» самых ярких региональных террористических джихадистских брендов. И «Талибан» никак не в состоянии на это повлиять. Он разве что имитирует борьбу с некоторыми группировками. При этом известно, что те же самые талибы спокойно на местах сотрудничают с игиловцами и даже взаимодействуют с ними в различных проектах.

Важно подчеркнуть, что перспективы снятия РФ террористического ярлыка с «Талибана» сейчас ничтожны. Во-первых, талибы совершенно не изменились с тех пор, как пришли к власти. С таким же успехом можно было бы требовать снятия террористического ярлыка с ИГИЛ, когда организация взяла территории в Ираке и Сирии, сопоставимые по своему масштабу с Великобританией или Францией.

То же самое с талибами. Они абсолютно не изменили свои идеологию, практику и поведение. Члены движения как были террористами, так ими и остаются. «Талибан» – террористическая организация, пока захватившая под своей контроль целую страну. Не факт, что ей удастся этот контроль удержать. Думаю, что в нынешнем формате талибский режим просуществует очень недолго. Это одна из причин, по которой Россия, наряду с другими государствами, не торопится его признавать».

Источник www.mk.ru

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

девятнадцать − 8 =