Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Путина пробуют на прочность: отношения с Западом ждет новый взрыв

В ближайшие дни выяснится, удастся ли погасить фитиль

Каждое лето у меня обязательно случается вот какая ситуация: обязательно надо о чем-то написать, а писать, как мне кажется, особо не о чем. Жарким летом 2022 года подобная незадача случилась со мной в этот понедельник. На информационном фронте — полный голяк. Агентство Bloomberg, правда, сообщило, что в России впервые с 1918 года (а как же 1998 год?) случился дефолт. Но он ведь «символический», а символические дефолты дефолтами не считаются.

Фото: kremlin.ru

Еще страны G7 на своем саммите в Германии приняли решение «отрезать Россию от мировых рынков»: лишить Москву доходов от продажи золота, установить «потолок» для цен на российские энергоносители и прочая и прочая. Однако это решение еще надо (или, с нашей точки зрения, — ни в коем случае не надо) реализовать, а с этим у США и ЕС в последнее время большие проблемы. Нет, простите меня, уважаемые дамы и господа, но писать в этот понедельник решительно не о чем.

Зажрались вы, батенька? Нет, «батенька» не зажрался, а всего лишь привык к «новой нормальности», которая на самом деле является чем угодно, но только не нормальностью.

Несколько недель тому назад знакомый российский дипломат рассказал мне, как именно происходила процедура вылета на родину высланных из стран ЕС сотрудников наших посольств. «Персон нон грата» свезли в аэропорт Брюсселя, где им пришлось идти к самолету сквозь коридор полицейских с овчарками. Нормально ли это? По меркам до 24 февраля — не просто ненормально, а вопиюще ненормально. По меркам после 24 февраля назвать это нормальным язык по-прежнему еще не поворачивается, но назвать это чем-то удивительным и неожиданным — тоже.

К чему все эти философские (или псевдофилософские) размышления? К тому, что отличительная особенность растянутого во времени текущего момента — резкое снижение политического болевого порога. И это очень опасно. Ведь боль — это, как известно, не просто боль. В нашем организме боль выполняет функцию системы раннего предупреждения. В политике — абсолютно то же самое.

«Рутинизация ненормальности» несет в себе очевидную опасность. Как я уже устал повторять, хуже может быть всегда. А если наш (а также не наш) мозг воспринимает ненормальное как должное, мы можем пропустить очередную политическую развилку, после который промежуточный период после 24 февраля тоже начнет восприниматься как очередной «потерянный рай». Скажу больше: мы (в смысле Россия и Запад) близки к этой развилке. Мы топчемся около нее, решая, свернуть нам туда или не свернуть.

О чем конкретно я говорю? Извините, опять про Калининград. В последние дни вокруг этого российского эксклава (эксклав — регион, отделенный от основной территории своей страны территорией других государств) творится очень странная возня.

Европейская комиссия грозится сменить гнев на милость: модифицировать санкции против РФ таким образом, чтобы они не мешали «транзиту из России в Россию».

А вот Литва — страна, которая находится непосредственно в центре этого конфликта, — грозится гнев на милость не менять и наложить вето на соответствующее решение главного исполнительного органа ЕС.

Не будучи глубоким знатоком механизмов работы европейской бюрократии, я не берусь предсказывать, кто именно победит в этом внутреннем конфликте. Но моя система раннего политического предупреждения работает на полную мощность. Мы у красной черты, которую лучше не переходить.

Казалось бы, все, что могло произойти, уже давно произошло. Россия проводит специальную военную операцию на территории Украины — страны, которая как минимум с 2014 года является ассоциированным членом западного мира. Но вот важная деталь: на практике между статусом ассоциированного члена и полноправного члена — такая же большая разница, как между любовницей и женой.

Литва ведет себя так бесшабашно потому, что она полноправный член НАТО. С точки зрения официального Вильнюса это дает ему стопроцентную гарантию безопасности от любых проблем, связанных с действиями Москвы.

Но не забыл ли кто-то сказать Кремлю, что у Литвы есть «стопроцентная гарантия»? Владимир Путин — это, как все мы знаем, большой любитель юмора. Но вот суверенитет России точно не является в его глазах темой для шуток. А между тем, с точки зрения Кремля, Литва покушается именно на это — на полноту суверенитета РФ в одной отдельно взятой Калининградской области.

Хотя нет, формулировка про «один отдельно взятый регион» здесь явно неуместна. Сформулирую все более четко и выпукло — с учетом очень уважаемого ВВП правила «один за всех, все за одного»: с точки зрения Кремля Литва бросила открытый, даже нарочитый вызов суверенитету РФ. Должен ли я дальше разматывать логическую цепь?

В Европейской комиссии, похоже, понимают: проверять подобным образом Путина на прочность лучше не стоит. А вот в Литве, судя по заявлениям президента этого государства, такого понимания нет. Ждем поэтому, какая концепция в ЕС победит. Очень надеюсь, что нового «ядерного взрыва» отношений Москвы и Запада все же удастся избежать. Ради этого я готов даже снова смириться с ситуацией, когда мне «не о чем будет писать».

Источник www.mk.ru

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

пять − четыре =